Одного берега мало, чтобы построить мост

Позиция коллектива ok21 в отношении деятельности по реформированию Католической Церкви.

Данный материал был подготовлен к 3-й Международной конференции движений священников и организаций по преобразованию Церкви, проходящей в Чикаго с 17 по 20 октября 2016 года.

В последние годы мы стали с осторожностью относиться к реформам Католической Церкви. В Католической Церкви, олицетворением которой являются Рим и исходящая от него власть, достаточно организаций, людей, инструментов и средств для того, чтобы реформироваться. Но только в том случае, если бы сам Рим этого хотел.

Мы должны нести двойное бремя – жить в вере как христиане, пребывая в опале и на краю официальной Церкви, и в то же время отдавать все свои силы ее преобразованию. Мы хотели бы обсудить это, и согласны с идеей, что движение за церковное преобразование само подлежит реформированию. Для нашей работы в рамках коллектива ok21 важно понять, как преобразуются и в какую сторону движутся группы по преобразованию Церкви, с которыми мы взаимодействуем. Поэтому с самого начала мы были с ними в Люцерне, поэтому мы были в Лимерике и поэтому мы сейчас в Чикаго.

Мост между католиками в церкви и католиками в мире

Христиане-католики живут как на церковном берегу, так и на светском. Но мост между этими берегами строго охраняется, и попасть на церковный берег можно только при наличии действующего паспорта и необходимых виз, иначе мы будем чувствовать себя незваными гостями или безбилетниками. Но визу не могут получить те, кто ищет перемен, рукоположенные женщины, женатые священники, гомосексуалы, второбрачные.

Тяжело приходится тем, кого заботят вопросы литургии и сакраментального служения Церкви.

Тяжело всем тем, чье существование зависит от Церкви. Если им будет отказано в визе, они потеряют работу. Мы хотим найти место, где будем чувствовать себя наследниками двухтысячелетней истории Церкви, со всеми ее положительными и отрицательными сторонами. Но мы хотим оставаться свободными, чтобы иметь возможность сбросить балласт, обременивший за эти века как христианскую традицию, так и нас самих.

Мост между Церковью и светской властью

Второе тысячелетие существования христианства было эпохой могущества Римско-католической церкви. Церковь и сильные мира сего оспаривали друг у друга власть и разделяли ее. Существовали две власти, но только один народ. Невозможно было существовать вне Церкви. В наши дни не только существуют эти две власти, но и народ разделился между Церковью и светским миром. Церковь вытесняет реформаторов в светское пространство, но реформаторы могут оказаться вынуждены эмигрировать в мир. На самом деле, мы чувствуем себя немного эмигрантами. Мы не принадлежим к “церковной власти” и в то же время находимся в относительной свободе от “светской власти”. Мы осознаем пределы, которые есть у Церкви, но равным образом и у мира – поверхностность и склонность жить за счет народа. Мы обитаем на границе церковного и светского могущества, не принадлежим ни к одному из этих миров и в то же время принадлежим обоим.

Мост между Церковью и демократией

Церковь говорит о себе, что она не является демократической институцией. Влияя на политику, она нарушает демократические процедуры для достижения своих целей при помощи светских законов. Церковь не в состоянии убедить в истинности своих этических концепций, например в вопросах сексуальности и семьи, даже собственных членов, но в то же время она проталкивает эти нормы в качестве законов, которые будут обязательны для исполнения всеми гражданами. В ряде стран нашего региона, Центральной Европы, Церковь пытается утверждать свою власть посредством секулярных общественных объединений, ведущих от ее имени “войну”, целью которой является навязывание консервативного восприятия семьи и сексуальности. В последние годы в трех странах Центральной Европы прошли политически мотивированные референдумы, направленные против гомосексуальных партнерств.

Мост между Церковью и материальными благами

В отличие от США, финансовые отношения между европейскими церквами и религиозными общинами отличаются разнообразием: полная секулярная независимость церквей от государства (например, во Франции), гарантированный государственной властью сбор церковного налога (например, в Германии), финансирование зарплат священников и епархиальных расходов за счет дотаций из государственного бюджета (например, в Словакии). В Словакии все священники, как епархиальные, так и орденские, получают от епископа дотируемое государством жалованье, но сестры из женских орденов должны зарабатывать на жизнь при помощи светской работы. Но даже сотрудники, работающие в рамках светской модели в пастырских службах, тоже находятся под давлением, находясь в зависимости от мнения епископа, а также прихода, который платит им зарплату.

Мосты между группами по преобразованию Церкви

Группы реформ пытаются выстраивать мосты как с официальной Церковью, так и между собой и с миром. Однако на мосту, соединяющем их с официальной Церковью, действуют таможни, и те, кто ищет обновления, должны соблюдать осторожность, чтобы не лишиться виз. Церковь создает тоталитарную среду, вынуждающую к самоцензуре. Инструментами давления являются обеты послушания у священников, материальная зависимость у церковных служащих, опасность утраты доступа к литургии и таинствам. Риск отлучения от таинств грозит скорее разрушить мосты между близкими друзьями, чем мост к официальной Церкви.

Движения за преобразование Церкви как строители мостов

Резиденции церковных сановников возвышаются над городами по всему свободному миру подобно тому, как Ватикан высится в центре Рима. И в Чикаго (архиепископская резиденция), и в Братиславе. Мы живем в иллюзии мостов, но у дворцов есть только ворота, закрытые перед большинством из нас всю нашу жизнь. И мы должны быть очень осторожными, чтобы все наши усилия по преобразованию Церкви не превратились всего лишь во взятку сильным, чтобы добиться визы для себя.

Если мы желаем строить мосты, мы должны представлять, что именно, какие товары мы будем по ним перевозить или в крайнем случае переправлять контрабандой. Мы рассматриваем наведение мостов как важную задачу и этой конференции в Чикаго, и других подобных встреч.

Чего мы хотим и чего мы не хотим

Мы не хотим вечно выпрашивать реформы. Мы не хотим сражаться с церковной иерархией за каждый сантиметр земли. Мы не хотим быть всегда готовыми критически комментировать каждое их заявление, акт, декларацию, кадровую перестановку. С другой стороны, мы не хотим прийти к пассивности и безразличию к тому, что происходит как в местной, так и вселенской Церкви. Мы не желаем отказываться от своей христианско-католической идентичности.

Чего мы хотим на экзистенциальном уровне

Мы хотим попробовать сформировать общины, которые помогли бы нам “выжить” на краю Церкви, чтобы мы не оказались лишенными духовного источника, но в то же время имели пространство для того, чтобы делиться духовным опытом в семье, с друзьями и окружающими нас людьми.

Чего мы хотим на локальном уровне

Мы не желаем ни создавать еще одну церковь, ни выстраивать параллельные структуры внутри Католической Церкви. Мы хотели бы сформировать на водоразделе Церкви и общества центры кристаллизации новых идей, пространства, где не только единомышленники из нашего окружения, но и незнакомые нам люди находили бы обновление и открывали бы для себя новые перспективы. Мы хотели бы помочь многим “совместимым” с нами людям не уходить из Церкви, и, в рамках наших возможностей, попытаться повлиять на общественное мнение.

Чего мы хотим на глобальном уровне

Дворцы и соборы все еще стоят, но гигантская глобальная структура римско-католической империи уже рухнула. Наши усилия по проведению реформ часто выглядят как полные отчаяния попытки перебирать обломки в поисках материала, пригодного для строительства чего-то нового. Но мы хотели бы вместе с группами единомышленников найти что-то действительно новое, чего здесь раньше не было. Наш путь направлен в земли, которые еще не нанесены на карту. Но это проблема, которая вставала перед многими людьми на протяжении двух тысяч лет истории христианства. Так давайте же не будем бояться принять этот вызов.

Давайте попробуем достичь хотя бы минимального согласия, которое позволило бы нам действовать сообща. Давайте слушать друг друга, вести диалог и поиск, давайте также поднимать сложные темы, где будет непросто достичь согласия. Давайте попробуем остаться вместе, несмотря на наши различия.

Петер Крижан, Растислав Кочан (09.10.2016)

Материал опубликован на сайте коллектива ok21: http://ok21.sk/jeden-breh-je-na-most-malo/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.